Главная / Публикации / История / Священник о. Василий Алексеевич Катаев в Глазовском духовном учи-лище (1846–1859 гг.)

Публикации

« Назад

Священник о. Василий Алексеевич Катаев в Глазовском духовном учи-лище (1846–1859 гг.)  02.07.2012 21:29

Имя священника Василия Алексеевича Катаева неразрывно связано с историей города Глазова. Десять лет он добросовестно служил в стенах Глазовского Духовного училища, содействуя становлению этого учебного заведения, чем внес немалый вклад в благородное дело просвещения в Глазовском уезде.

Василий Алексеевич Катаев происходил из Вятского духовного сословия.  По словам его внука, известного писателя Валентина Катаева, «вятские Катаевы были выходцами из Новгорода, а их предки по преданию принадлежали к ушкуйникам»1. Энциклопедисты г. Вятки достоверно установили, что родоначальником этого семейства был «поп Иван Катаев (около 1661- до 1741). Его потомок Алексей Иванович Катаев (около 1766-4(16) июля 1809) стал иереем Слободского Преображенского собора». Внуки Алексея Ивановича Александр и Василий закончили Вятскую духовную семинарию. Александр Алексеевич Катаев «получил в семинарии фамилию Кедров и стал прародителем известных яранских священнослужителей, давших Преосвященного Пахомия – епископа Новгород-Северского и архиепископа Черниговского; и архимандрита Аверкия – ректора Волынской духовной семинарии»2. Василий Алексеевич Катаев служил в Глазове. О нем и пойдет речь.

Василий Катаев получил бесплатное образование в Вятской духовной семинарии в 1834 – 1840 гг., где обучался «толкованию Священного писания, наукам богословским, философским, словесным, историческим, математическим и языкам: латинскому, греческому, немецкому и еврейскому»3. Затем он продолжил обучение в «Московской духовной академии, которую и окончил по второму разряду в  1844 году»4. Как сообщается в «Ведомости церкви соборной Преображения Господня, города Глазова» за 1858 г., Василий Алексеевич «за неимением наставнических вакансий при семинариях», был переведен в Вятское Епархиальное ведомство  и 15 ноября 1845 г. «возведен на степень кандидата». Начиная с 14 марта  1846 г. и до 15 апреля 1847 г., Василий Алексеевич, по пору­чению начальства, состоял Членом Временного Комитета, занимавшегося «устройством Духовно Училищных в городе Глазове зданий»5.

Глазовское Уездное Духовное училище было открыто 1 сентября 1846 г. По словам П. Сумарокова, автора «Исторического очерка училища с 1846 года по 1892 год», опубликованного в «Вятских епархиальных ведомостях», основной причиной открытия Духовного училища послужило «отдаленность мест, принадлежащих к Глазовскому округу от существовавших дотоле в Вятской епархии Духовных училищ» Должность «инспектора и учителя высшего отделения по классу греческого языка» предписанием Казанского Академического правления от 12 декабря 1845г была предоставлена «кандидату  Вас. Катаеву».6 В город Глазов на должность Смотрителя  Духовного училища был командирован учитель Вятской семинарии Алексей Хорошавин. Также прибыли выпускники семинарии: Дмитрий Рязанцев, Ипполит Мышкин, Петр Мышкин, Михаил Сергеев, а с 26 ноября Иван Спасский. По-разному сложилась их судьба, но все они были молоды, энергичны, образованы, умели мечтать и осуществлять свои мечты.

По приезде в Глазов «начальствующие и учителя <…> еще не имели священного сана», но по обычаю того времени  приняли участие в деле церковной проповеди.  Сегодня трудно предположить конкретную тему разговора, но в целом это был весомый вклад молодых учителей  в религиозно-нравственное просвещение прихожан маленького городка. В 1846 г. каждому было назначено «по две проповеди своего сочинения для говорения в Глазовском Преображенском соборе», а в 1847 г. по три проповеди[7].

В связи с подготовкой открытия уездного училища 6 октября 1845 г. в г. Глазове был организован Комитет для устройства Глазовских Духовных училищ, или «временный строительный комитет», в состав которого был включен Василий Алексеевич Катаев. Комитет собирал и заведовал денежными суммами и материалами, пожертвованными духовенством на устройство училищных зданий, учебных комнат и спален[8]. В делах строительного комитета прослеживаются работы по заготовке дров и съестных припасов, строительство бани и хозяйственных построек, включая благоустройство церковно-школьной территории. После завершения работы Строительного комитета и по итогам первых выпускных и переводных (в низшее отделение Семинарии) экзаменов в 1848 г., Священный Синод постановил объявить кандидату Катаеву, как члену Строительного комитета «признательность» и  «одобрение» его работы как инспектора. Кроме того, было решено наградить Василия Алексеевича «106 руб., из остатков пожертвованной на устройство училищ суммы»[9]. В послужном списке Петра появилась первая благодарность, да и денежная прибавка для семьи, была весомой, т.к. по ученой степени кандидата он получал 71 руб. 50 коп. в год[10].

После открытия училища В. Катаев стал получать жалование учителя высшего отделения – 171 р. 60 коп. и инспектора – добавочно 57 р. 20 коп. в год[11]. Это было самое большое жалование. Учитель первого класса получал всего 85р. 20 коп. Как сообщал П. Сумароков, «скудное жалование начальствующих и учащих в Духовных училищах <…> дополнялись пособиями которые, по словам учителей того времени, только и удерживали их на службе»[12]. Казенных квартир при училище не было. «По недостатку средств» своего дома Василий Катаев не имел, а ранее заготовленные материалы для постройки казенных домов употреблены на расширение церкви[13]. В «Вятских Епархиальных Ведомостях» того времени писали, что «квартиры в Глазове чрезвычайно дороги по малочисленности домов в сравнении с числом жителей»[14]. Приходилось снимать жилье. Квартирного пособия в это время Катаев не получал, хотя «по штату Уездных Духовных Училищ, <…> утвержденному 23 мая 1836 г. на содержание домов выделялось 178 р. 50 коп. в год»[15].

Эта проблема коснулась не только Василия Катаева. Смотритель училища А. Хорошавин был в таком же положении, который, прождав пособие целый год, в 1847 г. ходатайствовал о квартирном пособии. Но Правление Казанской Академии, (в чьем ведении находилось училище) «не уважило его, потому что еще не известны заслуги и. д. Смотрителя училищ в должности начальника училищ». А молодым учителям, тем более, квартирное пособие не предвиделось. В силу этого преподаватели училища просто бедствовали.

 Перестав надеяться на пособие, и стараясь удержать учителя с академическим образованием, А. Хорошавин, в 1847г. представил в Правление Вятской Духовной семинарии доклад протоиерея Глазовского Преображенского собора о. Иосифа Степанова, от 22 сентября 1846 г. «о посвящении в сан священника Инспектора здешних училищ кандидата В. Катаева, с почислением его, за неимением особой училищной церкви, к церкви с. Поломского».  Василий Алексеевич давал обязательство в том, что, по принятии сана священства, он будет исправлять Богослужение для учеников училища и помогать священникам «в требоисправлениях по приходу». В докладе о. Иосифа отмечалось, что кандидат. Катаев училищную службу «проходит с примерным усердием и отличным знанием своих обязанностей». Однако 2 июля 1847г. последовал отрицательный ответ: «Поломское место занято: посему и распоряжения никакого сделать нельзя»[16].

После получения отказа  инспектор училищ кандидат В. Катаев подал прошение в Семинарское правление о перемещении его обратно в Вятку «на должность Инспектора Вятских Духовных Училищ и учителя по классу латинского языка в высшем отделении»[17]. 18 сентября 1847 г. прошение Василия Алексеевича, с согласия преосвященного Неофита, было удовлетворено. 22 октября 1847 года Василий Катаев был произведен  в священники Софийской Церкви, «что при Вятских Духовных училищах, и с оставлением в Инспекторской и Учительской должности»[18].

Спустя недолгое время, 15 июня  1848 г., дня смотритель Глазовского Духовного училища Алексей Хорошавин ходатайствовал об увольнении его из духовного звания по болезни. В сентябре 1848 г. его просьбу была удовлетворена, а 15 марта 1849 г. А. Хорошавин был уволен от духовно-училищной службы. Так закончилась командировка Алексея Хорошавина,  первого  Смотрителя Глазовского Духовного Уездного училища. После «шестилетней полезной и успешной» службы он поступил в гражданское ведомство. Больше слов о его работе в истории училища не нашлось.

15 марта 1849 г. (по старому стилю), на место А. Хорошавина, смотрителем Глазовских Духовных училищ был назначен инспектор Вятских Духовных училищ священник Василий Катаев, с оставлением учительской должности. Также, по предложению Его Преосвященства, ему было  «дозволено иметь священнослужение в Глазовском Соборе и в особом придельном храме для учеников училища». В том же году Указом Вятской Духовной Консистории от 19 июля 1849 г. смотритель Глазовского училища Катаев был определен членом Глазовского Духовного Правления[19]. Кроме того, 5 апреля 1850 г. Василий Алексеевич указом Духовной Консистории был назначен окружным цензором проповедей, с обязанностью «урочного составления и произношения своих проповедей»[20].

Вступив на должность Смотрителя Глазовского училища о. Василий энергично принялся за работу. Упрочил положение библиотеки, открытой при училище. В начале октября уже было закуплено книг и учебников на 100 руб. сереб. из средств пожертвованных духовенством Глазовского духовно-училищного округа. Часть книг была роздана ученикам бесплатно. Активизировалась работа училищной аптеки, заведовать которой стал Дмитрий Рязанцев. В училище беспрепятственно принимали детей малоимущих родителей и сирот[21].

10 октября 1852 г. смотритель училища В. Катаев был «определен во священника к Глазовскому Собору и с увольнением от учительской должности и с прекращением квартирного пособия»[22].  В 1853 г. состоялась первая со времени открытия ревизия училища. Согласно результатам проверки, Глазовское Духовное училище по всем трем частям его управления – учебной, нравственной и экономической – находилось «в добром состоянии и отступлений от Правил Училищного Устава, или каких-либо упущений в нем не оказалось». Было также отмечено, что «благоустройству Глазовского училища содействовали и содействуют своею усердною и благоуспешною службою смотритель, инспектор и все учители»[23].

Обязанности отца Василия не ограничивались только службой в духовном училище. С 18 января 1854 г. по 11 июля 1855 г., Василий Алексеевич, по распоряжению Епархиального начальства, состоял старшим членом комиссии, занимавшейся ревизиею церковного имущества по  Глазовскому Преображенскому Собору и составлением описей[24]. С 28 Мая 1856 г. священник Катаев также состоял членом строительного Комитета по перестройке церкви Глазовского Преображенского Собора.

В октябре 1855 году начался призыв в дружины Вятского ополчения, оправляемого на Крымскую войну[25].  Из 16 дружин одна была расквартирована в Глазове, 1100 ратников которой обучали военному делу до конца года. В январе 1856 года, все дружины были собраны в Вятке.  Глазовских ополченцев сопровождали священники Василий Катаев и Михаил Сырнев[26]. Однако вятскому ополчению, не пришлось принять участия в военных действиях, так как в  1856 г. был заключен мир. «Ополчение было распущено, и Вятские дружины, дойдя до Владимира, вернулись обратно в мае месяце»[27]. Указом Вятской Духовной Консистории «за препровождение Глазовских Дружин Подвижного Ополчения в духе Христианского и патриотического усердия», священникам Катаеву и Сырневу была объявлена благодарность Его Преосвященства и пожалован <i>«бронзовый наперсный крест на Владимирской ленте в память войны 1853-1856 годов»[28].

В период с 1850 – 1857 гг. служба В. А. Катаева двенадцать раз была отмечена благодарностями и денежными пособиями. При этом подчеркивалось, что он добросовестно исполняет служебные обязанности и ведет «строгую жизнь».  Особое усердие  священник Катаев проявлял  «в пользу бедных» духовного звания.[29] За время своей службы в Глазове отец Василий «за исправное прохождение своих обязанностей» неоднократно удостаивался церковных наград: в 1848 г. – набедренником; в 1850 г. – скуфьею; в 1856 г. пожалован «бархатною фиолетовою Камилавкаю»[30].

Старший сын священника Николай (1848 г.), во время службы Василия Алексеевича в Глазове, несколько лет учился в среднем отделении местного Духовного училища. В «Ведомости о церкви соборной Преображения Господня г. Глазова за 1858 г» также упоминается о том, что в Глазове у о. Василия Катаева родилось еще двое сыновей: Петр (1855 г.) и Михаил (1857 г.)[31].  

В 1858-1859 гг. Василий Алексеевич, получив повышение по службе, вместе с семьей вернулся в Вятку. Так закончился глазовский период биографии священника.  Отец Василий стал священником Вятского кафедрального собора. Со временем ему был присвоен почетный сан протоиерея.

О том, каким был облик отца Василия, его внук Валентин Катаев, в детстве видевший фотографию семьи протоиерея, писал так: «строгий священник с хрящеватым носом, огромной бородой и глазами Салтыкова-Щедрина»[32]. В 1871 г. жизнь Василия Алексеевича трагически оборвалась. Как сообщали в некрологе «Вятские епархиальные ведомости», отец Василий скончался «6 марта в 11 часов вечера после тяжелой продолжительной болезни»[33]. По словам Валентина Катаева, его дед умер «от гнилой горячки, провалившись под лед на реке Вятке», когда спешил к умирающему прихожанину в заречную слободку[34].

10 марта 1871 г. протоиерей Стефан Кашменский, известный в Вятке оратор, произнес на церемонии погребения Василия Алексеевича торжественную надгробную речь, в которой сказал следующее:

 «…Было время, когда почивший Священнослужитель алтаря Господня являлся к болящим и умирающим и возносил за них молитвы к Богу,… долго, долго пребывал в храме Божием, выслушивал прегрешения приходивших к нему на исповедь и молился за них,… когда он словом и делом помогал нуждающимся. Теперь он перешел поток времени и вступил в вечность.

Будем молиться об этом, потому что смерть есть переход к такому состоянию, в котором человек особенно нуждается в молитве о себе, - умерший в молитве живых. Будем молиться за усопшего и за его осиротевшее семейство: умрем, найдутся верующие, которые помолятся и за нас»[35].

О том, что протоиерей Катаев был любим и уважаем своими прихожанами, говорит тот факт, что «по просьбе чтителей покойного» «Слово при погребении протоиерея Вятского Кафедрального собора Василия Алексеевича Катаева», произнесенное отцом Стефаном, было напечатано в «Вятских Епархиальных Ведомостях» летом 1871 г.

Сыновья Василия Алексеевича, будучи уже семинаристами, после смерти отца не захотели идти по его стопам и продолжать духовную карьеру. Два его сына, Петр и Михаил, поступили в Новороссийский университет, который, по словам Валентина Катаева, «избрали по причине теплого климата и баснословно дешевой жизни на юге России»[36]. Вдова протоиерея Павла Павловна (урожденная Бубликова) вместе с сыновьями уехала в город Одессу и до конца своих дней жила в семье сына Петра.

Петр Васильевич Катаев, закончив историко-филологический факультет Новороссийского университета, стал преподавателем средних учебных заведений в Одессе надворным советником. Он женился на Евгении Ивановне Бачей, дочери командира полка Одесского военного округа. Их сыновья, внуки отца Василия, Валентин Катаев (1897–1986) и Евгений Петров (1903–1942) стали выдающимися советскими писателями и гордостью российской литературы[37].



1 Катаев В. П. Собрание сочинений. В 10-ти т. Т. 8. Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона; Кладбище в Скулянах. – М.,  Худож. лит. 1985. С. 728.

2 Энциклопедия земли Вятской. Т. 6. Вятка. 2000. С. 185.

3 Татаринцев А., Гущин Ю. Еще раз о деде В.П. Катаева. // Красное знамя.  1977.  9 декабря.

4 Катаев... С. 680.

5 Центральный государственный архив Удмуртской Республики (далее – ЦГА УР) Ф. 63. Оп. 1. Д. 16. Л. 12.

6 Сумароков П. К пятидесятилетию Глазовского Духовного Училища. // Вятские епархиальные ведомости (ВЕВ). 1893. № 17. Отдел неофициальный. С. 510, 512–513.

[7] Сумароков … // ВЕВ. 1893. № 19. Отдел неофициальный. С. 575–576.

[8] Сумароков … // ВЕВ. 1893. № 17. Отдел неофициальный. С. 511–512. 

[9] Сумароков … // ВЕВ. 1894. № 6. Отдел неофициальный. С. 189–190.

[10] Татаринцев… // Красное знамя.  1977.  9 декабря.

[11] Сумароков… // ВЕВ. 1894. № 6. Отдел неофициальный. С. 185–187.

[12] Сумароков… // ВЕВ. 1894 № 11. Отдел неофициальный. С. 346.

[13] ЦГА УР. Ф. 63. Оп. 1. Д. 16. Л. 2.

[14] Сумароков… // ВЕВ. 1894 № 6. Отдел неофициальный. С. 183.

[15] Там же. С. 185.

[16] Сумароков… // ВЕВ. 1893. №19. Отдел неофициальный. С. 576–578.

[17] Сумароков … // ВЕВ. 1894  № 4. Отдел неофициальный. С. 113

[18] ЦГА УР. Ф. 63. Оп. 1. Д. 16. Л. 12. 

[19] Сумароков… // ВЕВ. 1894. № 8. Отдел неофициальный. С. 215–216

[20] Там же. С. 224-225.

[21] Там же. С. 217.

[22] Сумароков… // ВЕВ. 1894. № 11. Отдел неофициальный С. 346.

[23] Там же. С. 348.

[24] ЦГА УР. Ф. 63. Оп. 1. Д. 16. Л. 14. 

[25] Столетие Вятской Губернии. 1780 - 1880. Сборник материалов к истории Вятского края. Т. 1. Вятка. 1881 г. С. 4.

[26] ЦГА УР. Ф. 63. Оп. 1. Д. 18. Л. 12.

[27] Столетие... С. 5.

[28] ЦГА УР. Ф. 63. Оп. 1. Д. 16. Л. 12. 

[29] Памятная книжка Вятской губернии на 1857 г. Вятка. 1857. С. 84–85, 199.

[30] ЦГА УР. Ф. 63. Оп. 1. Д. 16. Л. 19. 

[31] Там же. Л. 21.

[32] Катаев... С. 262.

34 ВЕВ. 1871. № 6.Отдел официальный. С. 115.

35 Катаев... С. 682-683.

36 Кашменский С. Слово при погребении протоиерея Вятского кафедрального собора Василия Алексеевича Катаева. // ВЕВ. 1871. № 14. Отдел духовно-литературный. С. 281–284.

[35] Катаев... С. 264.

37 Энциклопедия земли Вятской. Т. 6. С. 185.

 

 



Категории статей