Главная / Публикации / История / Судьба священника Троицкой церкви села Понино о. Стефана Крекина

Публикации

« Назад

Судьба священника Троицкой церкви села Понино о. Стефана Крекина  22.06.2012 21:38

Протоиерей Стефан Крекнин, служивший в селе Понино Глазовского уезда в конце XIX - начале XX века, является одним из самых выдающихся представителей вятского духовенства. Этот незаурядный человек, помимо исполнения своих прямых священнических обязанностей, сумел проявить себя как агроном-новатор и пчеловод-любитель, а также как православный миссионер и просветитель Глазовского края.

Его судьба в общих чертах широко известна благодаря опубликованным в местной прессе и интернете статьям журналиста из села Красногорское Анатолия Гончарова1. Эти публикации, в свою очередь, основаны на "Родословной" и фотоальбоме рода Крекниных, составленных младшим сыном священника Василием Степановичем, а также воспоминаниях последнего о детских годах, проведенных им в Понино2. Однако в последнее время нам обнаружить ряд документов в архивах Ижевска и Кирова, дополняющих, а в кое-чем и уточняющих многие эпизоды биографии отца Стефана.

В частности, в "Родословной рода Крекниных" (хранящейся у правнука отца Стефана Владимира Петровича Перевощикова, живущего в Удмуртии, в селе Красногорское), указывается, что годом рождения понинского священника является 1851 год. Однако, как следует из "Клировых ведомостей" Троицкой церкви села Понино за 1905 г., а также ряда других документов, Стефан Константинович родился 20 декабря 1853 г. (по старому стилю) в селе Спасо-Талица Орловского уезда Вятской губернии3. Родителями были дьячок Константин Крекнин и его супруга Евдокия. Как говорится в "Родословной", "семья дьячка жила в бедности", "в зимнее время по вечерам их жилище освещалось лучиной". Тем не менее, родители Стефана сумели дать своим детям хорошее образование. Сам Стефан со старшим братом Николаем стали священниками, младший брат - Егор выучился на фельдшера4.

В 1877 году Стефан Константинович, "по окончании полного курса учения в Вятской Духовной семинарии", был определен на должность псаломщика в Спасской церкви в Кукарской слободе. В апреле 1878 г. "по собственному прошению" молодой псаломщик переведен на ту же должность в Преображенский собор города Глазова5, где прослужил два года. Следует заметить, что именно в период проживания Стефана Константиновича в Глазове в том же городе в июне-октябре 1879 г. отбывал политическую ссылку молодой студент Владимир Галактионович Короленко, будущий известный писатель и общественный деятель. Ввиду того, что Короленко неоднократно проходилось посещать Глазовскую церковь, можно с уверенностью предположить, что он и псаломщик Крекнин, будучи ровесниками, могли видеть и хотя бы в лицо знать друг друга. Более того, в своей повести "Глушь", опубликованной спустя семь лет, писатель вывел в качестве персонажей весь причт Глазовского собора, среди которого, без сомнения, был и Стефан Константинович6.

Тогда же, 17 сентября 1879 г. молодой псаломщик обвенчался в селе Чутырь с дочерью местного священника Надеждой Раевской. От этого брака у супругов Крекниных родилось восемь детей, из которых двое еще детьми умерли от скарлатины7. С матушкой Надеждой Стефан Константинович прожил всю оставшуюся жизнь.

В 1880 г. псаломщик Крекнин был "рукоположен в сан иерея, в село Игру Глазовского уезда <...> и откомандирован для служения в село Сардык" (на западе современной Удмуртской республики). Через год отец Стефан стал настоятелем Сардыкской Александро-Невской церкви. Помимо этого, он преподавал Закон Божий в местном земском училище8. Здесь произошло неприятное для отца Стефана происшествие. Как можно предположить, выведенный из себя шалостями ученика училища Прокопия Васильева, молодой священник, как говорится в "Клировой ведомости" 1905 г., поставил мальчика "на колени и теребил за волосы". За эти непедагогические меры воздействия отец Стефан в 1882 г. был оштрафован руководством Вятской Епархии пятью рублями "в пользу Епархиального Попечительства и подчинен надзору о. Благочинного". Впрочем, это стало в карьере священника его единственным проступком. Через год данная подсудимость была снята с отца Стефана и впоследствии почти не упоминалась в документах9.

В 1882 г. священник, согласно прошению, переведен на должность настоятеля Преображенской церкви в селе Спасо-Подчуршинское вблизи от города Слободского. Еще через два года Стефан Константинович получил назначение в село Понино, расположенное в 15 верстах от Глазова10. В этом селе он прожил 35 лет.

Согласно "Клировой ведомости" 1905 г. Понинская Троицкая церковь, где служил отец Стефан, была построена в 1816 г., "зданием каменная, в таковою же колокольницею, крепка, на малопоместительна". Несмотря на малые размеры храма, ее причт состоял из четырех священников, двух диаконов и трех псаломщиков11. Такое число служителей церкви было обусловлено большим количеством прихожан Троицкой церкви. Как говорилось в документе 1906 г., "приход села Понино инородческий, разбросанный на большое расстояние <...> зимой в большие праздники и в пост в очень тесном теплом храме бывает такая давка, что не слышно бывает богослужения"12. Число прихожан в 1905 г. доходило до 12838 человек. Это были преимущественно крестьяне починков и деревень Понинской волости. Сам Стефан Константинович окормлял 3308 верующих, из которых практически все были удмуртами из окрестных селений13. Согласно документам, понинской священник прекрасно понимал "вотскую разговорную речь" и сам мог свободно говорить по-вотски14.

Помимо священнического служения в Троицком храме, отцу Стефану приходилось исполнять большое количество дополнительных обязанностей. В частности, только в 1915 г. он служил законоучителем в двух местных земских училищах, занимал должности кахетизатора, окружного миссионера по 1-му благочинному округу и председателя строительного комитета по расширению Понинского храма, а также состоял членом Вятского миссионерского общества15.

2 октября 1897 г. решением вятского епископа Алексия отец Стефан Крекнин был назначен вторым инородческим миссионером по Глазовскому уезду. Понинский священник отвечал за первый и четвертый благочиния и Глазовский собор16. Свои обязанности инородческого миссионера по северному округу Глазовского уезда отец Стефан исполнял в течение 15 лет (с 1897 по 1912 гг.17, крестив большое количество вотяков-язычников. На этом посту он приложил немало усилий для издания "наиболее употребительных чтений из Евангелия", переведенных на "понятном для вотяков глазовского района наречии"18.

Неоспоримы заслуги отца Стефана Крекнина и в области народного просвещения. Уже в 1885 г. священник преподавал в Понинском мужском училище Закон Божий с оплатой 50 копеек за урок. При его непосредственном участии в селе Понино в 1886 г. была открыта церковно-приходская школа, в которой учились более двух десятков девочек19. Через десять лет, в 1896 г., в селе было построено новое двухэтажное здание женской церковно-приходской школы "с квартирою для учительницы и общежитием для учениц"20. Отец Стефан также приобрел лесоматериал, из которого был построен второй этаж полукаменного здания понинского сельского училища21. В начале ХХ века священник входил в число депутатов Глазовского духовно-училищного округа, где принимал активное участие в обсуждении деятельности местного духовного училища22.

Также значителен вклад отца Стефана в области краеведения. Будучи миссионером и хорошо зная местное население, понинский священник составил небольшую работу "Вотяки Глазовского уезда", где описал дохристианские верования и историю насаждения христианства среди местных удмуртов, а также быт и нравы северной удмуртской деревни второй половины XIX века. Кроме того, отец Стефан дал здесь несколько рекомендаций "о более успешном воздействии к ослаблению язычества среди инородцев и к возвышению их нравственности". В 1899 г. труд отца Стефана был напечатан на страницах "Вятских епархиальных ведомостей", и в том же году издан небольшим тиражом в виде брошюры23. Это брошюра является ценным источником по этнографии и истории Глазовского района. За свои заслуги отец Стефан неоднократно удостаивался различных наград и благодарностей, а в 1916 г., по определению святейшего Синода, был возведен в почетный сан протоиерея.24

Но всем этим не исчерпывалась сфера интересов священника. Стефан Константинович также являлся новатором в области сельского хозяйства и активным пропагандистом передовых методов обработки земли. Священник сам пахал и убирал урожай на своем земельном наделе. Согласно воспоминаниям его младшего сына Василия, именно отец Стефан первым привез в село Понино плуг (когда все местные крестьяне пахали сохой), семирядную одноконную сеялку, жатку-сноповязку и молотилку с ручным приводом. Часто происходило так, что местные крестьяне-вотяки, собравшиеся приобрести новую молотилку, просили Стефана Константиновича продать уже опробованную им технику. Священник охотно продавал свою молотилку "по цене несколько сниженной и покупал себе новую"25, чтобы через год снова ее уступить кому-нибудь из прихожан. Когда около 1915 г. в селе было организовано сельскохозяйственное товарищество, отец Стефан сразу же записался в него и принимал в его деятельности самое живое участие.26

Кроме того, отец Стефан, что было характерно для сельского духовенства, был увлеченным любителем-пчеловодом, и даже писал статьи по пчеловодству для журнала. Широкую известность за пределами Вятской губернии получили его четыре улья со стеклянными стенками, которые священник 25 лет держал в комнате своего дома. Летки комнатных ульев через отверстия в стенах выходили прямо в сад. Кроме того, Стефан Крекнин еще восемь ульев держал за стенами дома. Летом священник "через каждые две недели засевал делянку земли медоносной горчицей", из-за чего мед получался очень ароматным27. За достижения в области сельского хозяйства и пчеловодства глазовское земство наградило отца Стефана большой настольной медалью.28

При этом следует отметить, что здоровье у понинского священника было весьма слабым. По словам самого Стефана Константиновича, в 1881 г. он "получил жестокий ревматизм, полгода лежал почти без движения и был близок к смерти"29. Хотя впоследствии отец Стефан и поправился здоровьем, но его организм остался навсегда ослабленным и в течение последующих лет приступы болезни два раза приводили к угрозе для жизни.

По горло занятый различными обязанностями и увлечениями, Понинский священник совсем не интересовался политикой. В 1910-е годы депутат 4-й Государственной Думы Касьян Тарасов организовал среди крестьян Глазовского уезда Общество трезвости, которое спустя некоторое время при поддержке администрации торжественно было переименовано в монархический "Союз истинно Русских людей - Дома Романовых". Однако, когда с крестьян, вступавших совершенно в другое общество, стали требовать деньги за выданные значки, депутат Тарасов был избит, а часть членов Союза покинула его ряды.30 Стефан Константинович также не желал вступать в такое общество, но под давлением местной администрации священник был против своей воли записан в Союз Дома Романовых. Однако, по его словам, никакого участия он в деятельности не принимал и присылаемые ему из монархического общества бумаги, не читая, складывал в свой архив31. Спустя несколько лет это номинальное членство в Союзе сыграло в судьбе понинского священника роковую роль.

По словам отца Стефана, после 1917 г. все духовенство села Понина сразу признало Советскую власть. В ходе гражданской войны село было занято белогвардейцами, к которым Стефан Константинович отнесся очень сдержанно. Его младший сын Василий даже вступил в Красную Армию и служил там телефонистом.32 Однако после того как в село вошли красные войска, отец Стефан в конце июня 1919 г. был арестован. Поводом для ареста послужили найденные при обыске бумаги Союза дома Романовых в архиве священника и белогвардейские газеты, прибранные для хозяйственных нужд.33

Немолодой больной священник был перевезен в Вятку и заключен в т.н. Исправительном Рабочем Доме под личным номером 4790. Только спустя месяц, 4 августа, Стефану Константиновичу Вятской Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией было предъявлено обвинение в том, что он состоял членом Союза Русского Народа. Вместе с ним по такому же обвинению были арестованы две учительницы и трое крестьян, также принимавшие в деятельности монархического общества самое косвенное участие.34 Никто из руководства Союза арестован не был.

Понинские крестьяне не бросили своего священника в беде. 7-го Августа в Чрезвычайную Комиссию был представлен приговор прихожан с просьбою об освобождении отца Стефана из заключения, а 17 августа было подано прошение от церковного Приходского Совета с аналогичной просьбой.35 30 августа Стефан Константинович написал прошение в Вятскую ЧК, где опроверг все обвинения в свой адрес. В частности, он писал: "Теперь я уже весьма стар, мне 65 лет. Как у старца и больного, у меня теперь весьма ослабели зрение и слух и почти совсем потерялась память. Теперь особенно я не могу принимать никакого участия в политической, общественной деятельности. <...> На основании всего вышеизложенного я прошу Чрезвычайную Комиссию применить ко мне амнистию и освободить меня из заключения и отпустить домой..."36

Семья Крекниных также не оставила отца Стефана без поддержки. В сентябре 1919 г. его старшая дочь Мария, супруга известного миссионера и священника в селе Тугбулатово Василия Зубарева, уехала на свидание с отцом, томящемся в вятской тюрьме, Однако произошла трагедия. Заразившись в вагоне поезда сыпным тифом, Мария Зубарева после возвращения из Вятки умерла в возрасте 38 лет.37

"Дело Союза дела Романовых" было рассмотрено Вятской губернской Чрезкомиссией только 1 ноября. Было принято следующее решение: "принимая во внимание ихнюю чистосердечную раскаянность, держание под арестом около пяти месяцев в Рабочем Доме и снисходительность Рабоче-Крестьянской Власти к прежним деянием граждан <...> дело прекратить, взяв их на учет и выпустить ко дню Годовщины Октябрьской революции, предоставив возможность отпраздновать вместе с пролетарием Всего Мира этот праздник...".38

7 ноября отец Стефан был освобожден. При этом с него была взята подписка "о не агитации против Советской Власти".39 В "Родословной Крекниных" говорится о том, что священник скончался в глазовской тюрьме в октябре 1919 года. Но документы из "Дела Дома Романовых" не подтверждают эту информацию. Как можно предположить, здоровье Стефана Константиновича, и без того некрепкое, было окончательно подорвано четырехмесячным заключением. Скорее всего, он скончался спустя недолгое время после возвращения домой в результате смертельного приступа ревматизма.

Согласно "Родословной" отец Стефан Крекнин был похоронен в ограде Глазовского Преображенского собора, в котором когда-то прослужил несколько лет. Само это маленькое кладбище у стен городского храма было уничтожено вместе со зданием собора в начале 1960-х годов.


1Гончаров, А. Века и судьбы // Победа. 2007. 5 июня; Гончаров, А. Жизнь после жизни // Калина красная. 2005. 16 июля; URL: http://missia-udm.eparchia.ru/index.php?option=com_content&view=category&id=21:history&layout=blog&Itemid=38
2Крекнин В.С. Село Понино в 1905-1919 годы // Край родной: Из истории Понинской сельской администрации / Сост. Р.Л. Баженова, В.С Шудегова; редактор З.П. Перминова/ - Глазов, 2005. С.27-41.
3Центральный государственный архив Удмуртской республики (далее - ЦГА УР). Ф.134. Оп. 1. Д. 987. Л. 3об.
4Родословная Крекниных.
5ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 987. Л. 3об.
6Короленко В.Г. Ненастоящий город: Избранные страницы. Глазов, 2005. С. 65-112.
7Родословная Крекниных.
8ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 987. Л. 3об, 4об.
9ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 987. Л. 4.
10ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 1004. Л. 123об.
11ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 987. Л. 1.
12Вятские епархиальные ведомости (далее - ВЕВ). 1908. 11 сентября . №37. Отдел официальный. С. 437.
13ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 987. Л. 26об, 29об.
14ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 987. Л. 5об.
15ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 1004. Л. 124об, 125об.
16URL: http:///www.missia-udm.ru/missionery/istoria/295-missionerskaia-deiatelnost-pravoslavnogo-duhovenstva-v-glazovskom-uezde-v-konce-xix-nachale-xx-v
17ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 1004. Л. 124об.
18ВЕВ. 1901. 1 января . №1. Отдел официальный. С. 50.
19Удегова Е. Судьба Свято-Троицкого храма // Край родной: Из истории Понинской сельской администрации / Сост. Р.Л. Баженова, В.С Шудегова; редактор З.П. Перминова/ - Глазов, 2005. С. 46, 48.
20ВЕВ. 1896. 16 декабря. №24. Отдел неофициальный. С. 1236-1238.
21Удегова... С. 47-48.
22ВЕВ. 1904. 1 октября. №19. Отдел официальный. С. 494; ВЕВ. 1906. 1 февраля. №5-6. Отдел официальный. С. 50-51.
23ВЕВ. 1899. №11. Отдел неофициальный. С. 542-563; ВЕВ. 1899. №13. Отдел неофициальный. С. 649-671; Крекнин, С. Вотяки Глазовского уезда и краткий очерк христианской миссии среди них. 1899. 44 с.
24ЦГА УР. Ф.134. Оп. 1. Д. 1004. Л. 123об, 124об.
25Крекнин... С.30.
26Крекнин... С.29.
27Крекнин... С.31-32.
28Крекнин... С.31.
29Государственный архив социально-политической истории Кировской области (далее - ГАСПИ КО). Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л.1-1об.
30ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 76-77.
31ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 1.
32ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 1об-2.
33ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 1, 2.
34ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 76-77.
35ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 1об.
36ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 1об-2.
37Родословная Крекниных.
38ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 77.
39ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп.4. Д. СУ-4579. Л. 81, 103.

 



Категории статей