Главная / Публикации / История / Региональные коллекции старопечатных книг кириллической печати XVI–XVII вв.

Публикации

« Назад

Региональные коллекции старопечатных книг кириллической печати XVI–XVII вв.   30.06.2012 16:24

 Книга, являясь одним из важнейших социокультурных детерминантов развития общества, не только обеспечивает сохранение и распространение нового знания, но и выполняет воспитательную функцию, является важным фактором формирования духовной культуры общества. В настоящее время усиливается внимание к историческому и культурному наследию нашей страны, в том числе к роли книги, которая всегда являлась источником закрепления, сохранения и передачи духовных ценностей одного поколения другому. Эволюция книжного дела в Вятском крае тесно связана с отечественным книгоизданием и отражает основные закономерности и тенденции его развития, особенности формирования репертуара книг в отдельные исторические периоды, уровень взаимодействия общества с книгой и её влияние на формирование духовной культуры местного населения.

На территории Вятского края история книжного дела имеет богатые и давние традиции, которые уходят в далёкие времена[1], когда современный город Киров носил сначала древнее название Хлынов, а позднее в связи с реформами Екатерины II в 1780 г. был переименован в Вятку[2].

В 1489 году Вятская земля была присоединена к Московскому государству[3], что способствовало росту в регионе ремесленного производства, расширению торговых и культурных связей с Москвой, Нижним Новгородом, Архангельском, Казанью, городами Поморья, Поволжья, Урала и Сибири. Вместе с другими товарами попадали в Вятку и первые печатные книги.

Вятская земля, несмотря на отдалённость от столицы и трудности сообщения, уже в те времена отличалась высокоразвитой книжной культурой. Как и в других регионах Московского государства, в древнем Хлынове основными очагами культуры были монастыри, в которых сосредотачивалась книжность. Раньше других на территории города был основан мужской Успенский монастырь в 1580 г. игуменом Трифоном и потому именуемый Трифоновым[4]. В 1656 г. в Хлынове была организована Вятская и Великопермская епархия. Со второй половины XVII в. начинается строительство каменных церковных храмов. В 1683 г. в Трифоновом монастыре был воздвигнут величественный Успенский собор. В 1601 г. была составлена опись Успенского монастыря города Хлынова. Этот важнейший актовый источник фиксирует книги как одну из главных ценностей, имеющихся в монастыре. Судьба библиотеки Трифонова монастыря привлекала пристальное внимание столичных и местных исследователей. Одной из первых работ по описанию библиотеки было исследование Н. П. Лихачева, известного российского исследователя, искусствоведа, книговеда, академика АН СССР, Почетного члена Вятской губернской учёной архивной комиссии[5]. В 1902 г. эта опись была опубликована местным исследователем-краеведом А. С. Верещагиным в издании «Вятский Успенский монастырь при преподобном Трифоне: По подлинному документу 1601 г.», отпечатанном  в Вятской губернской типографии в 1902 году[6]. В описи монастыря приводится список 120 рукописных и печатных книг, хранившихся в монастыре и келье преподобного Трифона[7]. В ней содержится информация о монастырских книгах, указаны отдельные сведения о читателях, особенностях функционирования монастырской библиотеки.

Среди печатных книг (21 название) в описи библиотеки монастыря преобладали старопечатные книги Московского печатного двора. Однако на Вятской земле в указанный период достаточно широко были известны не только московские, но и украинские и литовские старопечатные издания кирилловской печати. На Украине была издана Библия, отпечатанная Иваном Фёдоровым в 1581 г., и книги Василия Великого «О постничестве» (Острог, 1594).. Две азбуки могли быть изданы как на Украине, так и в Вильне. Наличие в библиотеке монастыря изданий украинских и литовских типографий подтверждает мысль, что в начале книгопечатания русско-украинские связи активно развивались. О дальнейшей судьбе первопечатных книг вятского монастыря известно мало[8].

В течение второй половины XVII в. и всего XVIII в. по всей стране и на территории Вятского края шел процесс замены старопечатных книг церквей и монастырей новыми изданиями. Со второй половины XVIII в. основной средой бытования старопечатных книг является старообрядчество. Исчезая из книжных собраний монастырей и церквей, книги эти продолжали бережно храниться староверами, переходя из рода в род. Именно так дошло до нас большинство старопечатных изданий, хранящихся сейчас в государственных собраниях г. Кирова. Особое распространение получила Острожская Библия, есть сведения о бытовании и первой печатной книги Апостол, вышедшей 1 марта 1564 г.[9].

Собрание старопечатных книг кириллической печати XVI–XVII вв. в фондах библиотек и музеев г. Кирова насчитывает 110 единиц хранения. Редкие книги оказались рассредоточены по нескольким хранилищам. Старопечатные книги находятся в хранилищах Кировского областного краеведческого музея (КОКМ) – 11 экземпляров, Вятского художественного музея им. В.М. и А.М. Васнецовых (ВХМ – 5 экземпляров, библиотеке Вятского государственного гуманитарного университета (ВятГГУ) – 2 экземпляра. Большая часть книжных памятников хранится в фонде редких книг Кировской областной научной библиотеки им. А.И. Герцена, где собрана хорошая коллекция книгопечатной продукции украинских, белорусских, русских типографий второй половины XVI-XVII вв. Всего фонд библиотеки насчитывает 92 экземпляра.

Подробное описание имеющихся в местных хранилищах старопечатных книг отражено в «Сводном каталоге книг кириллической печати XVI – XVII веков в фондах библиотек и музеев г. Кирова» (далее «Сводный каталог»), изданном Кировской областной научной библиотекой им. А.И. Герцена[10]. В «Сводном каталоге» собраны воедино сведения обо всех имеющихся в настоящее время в государственных собраниях г. Кирова книжных памятниках второй половины XVI–XVII вв. кирилловской печати. Шесть экземпляров редких старопечатных книг отпечатаны в XVI в. Это 4 экземпляра Острожской Библии 1581 г., изданные Иваном Фёдоровым, «Апостол» (2-е изд.) 1592 г., который был отпечатан в виленской типографии К. и Л. Мамоничей (книга была библиотеке подарена в августе 1989 г. А.Д. Миловым из Казани.), «Октоих» 1594 г., вышедший в московской типографии.

Коллекция из 104 экземпляров датируется XVII в. Большинство старопечатных книг XVII в., хранящихся в фондах библиотек и музеев г. Кирова, были отпечатаны в Москве. Продукция Московского печатного двора широко представлена в собрании (73 экз.) и составляет основу коллекции книг кириллической печати XVII в. Это объясняется тем, что книгопечатание в Московской Руси до XVIII в. почти полностью было сосредоточено в столице.

Кроме того, в собрании находятся экземпляры изданий западнорусских типографий: Киево-Печерской лавры (8 экз.), Львова (2 экз.), Могилёва (1 экз.), Вильно (2 экз.). Самые ранние издания западнорусских типографий XVII в. находятся в фонде редких книг Кировской научной библиотеки им. А.И. Герцена – это «Евангелие» 1600 г., вышедшее в виленской типографии К. и Л. Мамоничей , и «Беседы Иоанна Златоуста на 14 посланий апостола Павла» 1623 г., отпечатанное в типографии Киево-Печерской лавры.

В собрании доминируют книги, предназначенные для общественных и частных богослужений. Это Псалтири (5 экз. из них 3 экз. с восследованием.), Минеи служебные (6 экз.), Минея общая (1 экз.) и Минея общая с праздничной (1 экз.), Октоихи (3 экз.), Требники (8 экз.). Святоотеческая книжность представлена следующими изданиями: «Сборник из 71 слова» и «Беседы Иоанна Златоуста на 14 посланий апостола Павла». В коллекции есть экземпляр «Канонника», одна из важнейших книг для домашних молитв и чтения. Есть старопечатные книги, предназначенные для внецерковного чтения. Это Пролог (вторая половина) Московского печатного двора и «История о Варлааме и Иоасафе», напечатанная в 1680 г. в Верхней типографии Симеона Полоцкого.

Собранные воедино сведения обо всех имеющихся в настоящее время в государственных собраниях г. Кирова книжных памятниках второй половины XVI–XVII вв. кирилловской печати дают ценную историко-культурную информацию о распространении и бытовании книги в регионе.

Первые печатные кириллические книги, появившиеся на Вятской земле, были книги русского первопечатника Ивана Фёдорова. Самым распространённым изданием Ивана Фёдорова была Острожская Библия, первое полное печатное издание церковнославянской Библии, напечатанное в 1580-1581 гг. в Остроге. На сегодняшний день в литературе описано более 400 экземпляров знаменитой Острожской Библии Ивана Фёдорова[11], которые находятся в библиотеках 31 страны мира[12]. В кировских хранилищах 3 экземпляра находятся в КОКМ и один в фонде редких книг научной библиотеки им. А.И. Герцена

Все экземпляры неплохой сохранности. Каждый экземпляр имеет переплёт, оправлен в доски, обтянутые истёртой кожей с тиснением. Экземпляр Острожкой Библии, хранящийся в фонде редких книг Кировской областной научной библиотеки им. А.С. Герцена, имеет переплёт XIX в. На корешке тиснение «Библия». Застёжки не сохранились. Некоторые листы повреждены, подклеены папиросной бумагой, испачканы, потрёпаны, на них следы от затёков сырости, воска, углы в начале книги затёрты. Кроме того, в экземпляр вставлены листы с восстановленным от руки текстом, копирующим шрифт (л. 37-48). Инициалы аккуратно наклеены на бумагу 17 века. Это свидетельствует о том, что книга активно читалась и бережно сохранялась.

Воссоздать культурно-исторический контекст бытования книжных памятников помогают послесловия, читательские записи и пометы. Их содержание касается как процессов создания книги, так и её судьбы. Большинство экземпляров содержат вкладные, владельческие, запродажные, дарственные записи, а также маргиналии на полях, отражающие отношение читателя к тексту. Записи раскрывают имена владельцев, дарителей, свидетельствуют об отношении читателя к книге, к тексту, к явлениям духовной и культурной жизни своего времени. Приведём несколько примеров из экземпляров Острожской Библии[13].

На л. 60 на полях скорописью 18 в.: «Дурного не учи, дурного не плачь».

По л. 96-108 скорописью первой половины 18 в. (часть записи выцвела, стёрта): «Лета… 4-го сию книгу купил яз крестьянин… Остафин… епископа старца из монастыря Березины из женою своею Отафию с детками своими за своё отпущение грехов… и за предков своих которых… а бы ими ведал… а ему и с женою своею и с детками…».

На л. 180 (3-го сч.) «Сию книгу купил Остап и с женою своею Отафиею и с детьками своими за отпущение грехов … (нрзб).

На л. 264 оборот скорописью 17 в.: «Року божия 1661 Даниил родился … (нрзб) перед Рождеством Христовым двоими неделями того ро(ку) (сол)нце менилос у середу средопост(ную)…».

На л. 29 (3-го сч.) полууставом: «Иерея Феодора женился року: 1630; 1639 родился Иоанн; 1660: родился сын Илия: року 1684. Родился Иоанн.» На л.7: «Преставися Федор месица (!) сеньтября (!) 6 дня а помере 1836-го года».

Анализ записей свидетельствует, что богослужебные книги активно использовались не только в литургических надобностях, но и для обучения, домашнего и семейного чтения. Основной книгой, по которой шло обучение грамоте, была «Псалтирь». Эта книга выдержала наибольшее число изданий. В местных фондах редких книг хранится 2 экземпляра «Псалтири» (1632 и 1638 гг.). На одном из экземпляров, изданном на Московском Печатном дворе в 1638 г., имеется читательская запись скорописью: «Се аз Михайло учу книгу сию псалтырь а учит меня Алексей Матфеев сын Прядил(ь)щиков да выуча мне Алексею у него у Михаила в взят(ь) 2 алтын денга». Еще одной книгой, которая широко применялась не только в богослужении, но и в домашнем обиходе и для обучения чтению был «Часовник», который включал неизменяемые тексты суточных служб и краткие изменяемые песнопения. В нем были «собраны тексты молитвословий ежедневных церковных служб полунощницы, утрени, первого, третьего, шестого и девятого часов с междочасием, вечерни и повечерия. От службы «часов» книга и получила название Часовник» [14]. С 1640-х гг. в результате деятельности Московского печатного двора текст его был расширен, что повлекло за собой переименование «Часовника» в «Часослов». Обучаясь грамоте по «Часовнику», читатель не просто усваивал «комплекс элементарных знаний, необходимых христианину для того, чтобы он мог понимать церковную службу, самостоятельно совершать молитву»[15], но и учил строить свои взаимоотношения с окружающей действительностью, с обществом и со своим внутренним миром.

По записям можно проследить социальный состав читателей. В числе владельцев, вкладчиков и читателей книг, имена которых упомянуты в записях, есть представители самых разных социальных сословий русского общества XVI–XX вв.: царь и великий государь Алексей Михайлович, епископ Вятский и Великопермский Лаврентий (Горка), земский староста г. Хлынова Иван Репин, именитый человек Г. Д. Строганов, торговые люди, ремесленники, крестьяне. Ареал читательских групп расширялся, из среды дворянства и духовенства книги постепенно переходили в руки средних и низших слоёв читателей.

Некоторые записи носили назидательный характер: «Эту книгу кто будет читать без Розуму (!) тот заб(у)дит и верую», «Аще хощеши человече в сей книге разумети: Потщися всегда неленостно в ней писание зрети», «Священника слушай, не испытуй и не осуждай, аще и грешен». Некоторые записи выходили на уровень сентенций: «Противящимся же писанию уст не отверзай: Мудролюбия же ищущим никако возбраняй», фиксировали сведения о событиях, поразивших воображение: «В 1742 году в зиме ходила звезда в нощи подобно яко с лучом или с хвостом а долго …лучу яко аршин», носили эмоционально-оценичный характер, выражали авторскую позицию: «В греческих служебниках этого нет и никогда не было». Особые пометы имеются для исполнителей на певческих и литургических текстах. Например, записи в Псалтири «Сей канон пой в четверток», «Сей канон пой в среду и в пяток», «Сей канон пой в субботу».

Записи на старопечатных книгах содержат очень ценные сведения о целом ряде важных особенностей её бытования, помогают осветить некоторые вопросы, касающиеся судьбы книги после её выхода в свет. Часто писавший использовал пустые листы, встречавшиеся в старинных книгах между отдельными главами, или пустые низы страницы в конце глав. Каждая из записей несёт определённый объём специфической информации и может служить источником для разработки тем отечественной истории и истории культуры.

В собрании книжных хранилищ г. Кирова представлены все типы книг церковного круга, которые обеспечивали полноту и правильность церковного богослужения. Основная масса таких изданий относится к продукции Московского печатного двора. Кроме литургических книг, были издания для «богоугодного» чтения, для постижения сущности веры  и богословия, а также учебная литература. Следует подчеркнуть, что деление старопечатных книг на функциональные группы достаточно условно. Средневековые книги отличаются синкретичным характером, так как любое издание этого периода могло «использоваться и как богоугодное чтение и для учебных целей»[16]. В библиотеках и музеях г. Кирова хранятся уникальные по полноте экземпляры, книги с редкими владельческими записями, целый ряд физически редких изданий. Дальнейшее их научное изучение позволит реконструировать репертуар книг, бытовавших в Вятском крае, определить научную и историко-культурную ценность, расширить и детализировать наши представления о духовной культуре местного населения, круге чтения и о путях книгораспространения.



[1] История города Кирова: Краткий очерк / Под ред. А.В. Эммаусского , Е.Д. Кирюхиной. Киров, 1974. С. 9–16.

[2] Там же. С 27.

[3] Вятский край на рубеже столетий. История и современность. Историко-статистический сборник. Киров, 2002. С.10.

[4] История города Кирова: Краткий очерк / Под ред. А.В. Эммаусского, Е.Д. Кирюхиной. Киров, 1974. С. 17.

[5] Лихачев Н.П. Библиотека Трифонова Успенского Вятского монастыря в 1601 году // Книговедение. 1894. № 9/10. С. 56.

[6] Вятский  Успенский монастырь при преподобном Трифоне: По подлинному документу 1601 г. Вятка, 1902 г. В дальнейшем все ссылки на опись даются по этому изданию.

[7] Верещагин А.С. Вятский  Успенский монастырь при преподобном Трифоне: По подлинному документу 1601 г. Вятка, 1902.

[8] Мосин А.Г. Кирилловские издания литовских, украинских и белорусских типографий XVI в. в Вятской земле // Фёдоровские чтения. М., 1987. С. 89.

[9] Немировский Е.Л. Иван Федоров и книжная культура его времени // Федоровские чтения. М., 2007. С. 15.; Петряев Е.Д. Издания Ивана Фёдорова на вятской земле // Фёдоровские чтения. М., 1976. С. 212-214.

[10] Сводный каталог кириллической печати в фондах библиотек и музеев г. Кирова. Вып. 1: XVI–XVII вв. / Сост С. А. Шихова. Киров, 2004.

[11] Немировский Е. Л. Острожская Библия: Как находили и вводили в научны оборот самое знаменитое издание Ивана Фёдорова // Фёдоровские чтения. М., 2005. С. 90.

[12] Гусева А. А. Издания кирилловского шрифта второй половины XVI века: Сводный каталог // Научная книга. М., 2003. №3–4. С. 31.

[13] Записи приведены в современной транскрипции. При сомнительном прочтении текста ставится вопросительный знак. Нерасшифрованные, смытые, стёртые слова заменяются многоточием в скобках.

[14] Немировский Е. Л. Возникновение славянского книгопечатания. М. 2003. С. 394.

[15] Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР с древнейших времен до конца XVII в. М., 1989. С. 171.

[16] Поздеева И.В., Пушков В.П. Дадыкин А.В. Московский печатный двор – факт и фактор русской культуры. М., 2001. С. 12.



Категории статей