Главная / Публикации / Духовное образование — это знание и опыт

Публикации

« Назад

Духовное образование — это знание и опыт  03.10.2016 13:29

Предлагаем вниманию наших читателей интервью с первым проректором Вятского духовного училища, настоятелем храма Иоанна Предтечи г. Вятки иереем Василием Писцовым.

— Отец Василий, начался новый учебный год в Вятском духовном училище. Какие знания получат учащиеся, решившие посвятить свою жизнь служению Богу и людям?

— Православная Церковь всегда уделяла большое внимание подготовке кандидатов в священный сан, вкладывала огромные ресурсы и усилия, понимая, чем больше человек получит знаний и духовного опыта перед рукоположением, тем ответственнее будущий священник или диакон будет относиться к своему служению. Поэтому духовное образование всегда было важнейшим элементом церковной жизни, одной из главных задач деятельности Вятской епархии.

Нашим студентам предстоит получить знания как светских дисциплин, так и богословских. Во время обучения воспитанники знакомятся с богослужением и теоретически, и практически, участвуя в службах, в том числе архиерейских. Они посещают различные конференции и семинары, приобретают личный педагогический опыт, например, в воскресных школах. Можно сказать, что обучение в духовной школе настолько же разносторонне, насколько разнообразна жизнь священника. Важная задача нашего училища состоит в том, чтобы помочь воспитанникам приобрести те знания и опыт, которые они смогут использовать на практике в своём служении, будучи в священном сане.

IMG_8322_новый размер

— Расскажите, пожалуйста, о преобразованиях, которые произошли в Вятском духовном училище?

— Реформа духовного образования, осуществлённая в этом году в Русской Православной Церкви, затронула и Вятское духовное училище, которому было предписано провести реорганизацию и поменять своё название на «Центр подготовки церковных специалистов». Это не означает, как ошибочно восприняли некоторые СМИ, что училище прекращает своё существование. Наоборот, реформа направлена на улучшение духовного образования, и наше училище не потеряло ничего из того научного и духовного потенциала, который был накоплен за 25 лет существования, а получило ещё одно направление своей деятельности: теперь мы сможем готовить не только священнослужителей, но и церковных специалистов, например, миссионеров-катехизаторов.

Главной задачей нашей духовной школы по-прежнему остаётся подготовка священнослужителей. В последнее время многие воспитанники училища стали священнослужителями, которые с большим усердием несут послушание на различных приходах Вятской епархии. Я думаю, что в этом смысле наша духовная школа выполняет свою задачу и оправдывает немалые духовные усилия и материальные средства, которые в неё вкладываются. Кстати, в постановлении Синода говорится о том, что после окончания Центра подготовки церковных специалистов возможно рукоположение в диаконы и продолжение обучения в семинарии.

К сожалению, в этом году регентское отделение прекратило своё существование в виду того, что количество учащихся приблизилось к критически малой отметке и функционирование отделения стало невозможным. Тем не менее Вятская епархия будет продолжать работу в этом направлении, привлекая новые кадры для церковных хоров.

IMG_0644 (1)

— Учиться в духовную школу идут в основном молодые люди?

— В большинстве своём это люди зрелые, от 30 лет и старше, имеющие семьи, причём они поступают не только на заочное отделение, но и на очное, желая получить более глубокие знания. Процент принимающих священный сан из таких абитуриентов гораздо выше, чем из тех, кто поступает сразу после школы. Это понятно: состоявшиеся люди, имеющие жизненный опыт, самостоятельно принимают твёрдое решение служить Церкви.

Для тех же, кто пришёл после школы, процесс осмысления жизни, определения своего пути приходится как раз на время духовного обучения, и здесь возможны искушения, вероятны перемены жизненной установки, и человек, окончивший духовное училище, может оказаться не готовым к пастырскому служению. Таких людей никто не обвиняет и не принуждает к принятию священного сана, потому что лучше отпустить человека в обычную мирскую жизнь, полагая, что он останется добрым христианином и принесёт пользу Церкви на каком-либо другом поприще, чем получить священника, который тяготится своим служением. А бывает, что отказавшиеся некогда от принятия сана, спустя какое-то время, может, даже десятилетия, приходят снова уже с чётко сформировавшимся пониманием, что священное служение является призванием и смыслом их жизни.

— А каким был Ваш путь к пастырскому служению?

— Начиная с детского возраста, я был прихожанином храма прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге, где тогда подвизался очень авторитетный священник — протоиерей Василий Ермаков. Он оказал решающее влияние на формирование моего мировоззрения, и когда я окончил 11-й класс, другого пути, кроме духовного, для себя уже не видел. Хотя в детстве и мечтал о разных профессиях, но выбрал церковное служение. После окончания Санкт-Петербургской духовной семинарии я поехал учиться в Московскую духовную академию, а затем принял сан диакона.

— Вероятно, служение в священном сане в реальности оказывается несколько иным, чем представляется в начале, поскольку сопровождается большими трудностями, требующими самоотречения. Вы об этом предупреждаете воспитанников духовного училища?

— У меня есть убеждение, что каждый учащийся, не зависимо от возраста, в духовной школе проходит примерно одинаковый путь духовного становления. Он начинается с идеалистических воззрений, затем происходит как бы духовная ломка, связанная с разрушением первоначальных взглядов, а дальше у человека может быть два пути: он либо отказывается от церковного поприща, поняв, что его ожидания не оправдались, либо приходит к твёрдой вере, лишённой каких-либо иллюзий, например, о собственной праведности. Я думаю, что сама жизнь, обучение в духовной школе предупреждают наших воспитанников о будущих трудностях священнического служения гораздо сильнее, нежели какие-либо слова, потому что всё, что приходит через собственный духовный опыт, более глубоко воспринимается.

— От чего бы Вы как священник, проректор и преподаватель духовной школы предостерегли молодых людей, помышляющих о служении в Церкви?

— Когда вы избираете путь церковнослужителя, ни в кое случае не думайте, сколько будете зарабатывать. Это не потому, что человек не должен заботиться о хлебе насущном, а потому, что, если вы начинаете своё церковное служение с мысли о деньгах, то оно перестаёт быть служением Богу, а становится служением себе.

IMG_6300_новый размер

— Не смотря на трудности, служение Богу дарует сердцу радость, а жизни — особый смысл?

— Несомненно. Пастыри по опыту знают, что Господь утешает их такой радостью, которую даже не опишешь и не передашь другим людям. Когда благодатная радость наполняет сердце человека, то все испытания, которые он до этого перенёс, кажутся незначительными.

— Отец Василий, Ваше служение начиналось в Санкт-Петербурге, затем проходило в Хабаровске, теперь — на Вятке. Можете сравнить особенности пастырского служения в столь разных регионах?

— Советские гонения, уничтожение Православия на Хабаровской земле были тотальными, и служение там имело в большей степени миссионерский характер. Служение же в Санкт-Петербурге и на Вятке носит пастырско-окормительский характер, когда не только ты пытаешься донести людям весть о Христе, но и прихожане своей духовной жизнью обогащают тебя во взаимном общении. Кроме того, особенность дальневосточного и европейского характеров также сказывается. На Дальнем Востоке люди очень долго приглядываются к тебе и очень неохотно впускают в круг своего общения, и требуется время и усилия, чтобы обрести их доверие. В этом отношении Вятка ближе к Санкт-Петербургу: люди здесь гораздо мягче по характеру, общение и взаимное доверие возникают быстрее.

Общее же то, что церковное служение везде — и в Санкт-Петербурге, и на Вятке, и в Хабаровске — совершается вокруг Святой Евхаристии, и это объединяет нашу огромную страну от Калининграда до Владивостока. Везде на Литургии хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христа, и все причащаются от единой Чаши. Это объединяет людей разного возраста, характера, положения…

— Хотелось бы спросить и о жизни Вашего прихода. Как Вы приобщаете к церковной жизни детей, молодых людей, приходящих в храм?

— Если говорить о детях, то в нашем Предтеченском храме действует воскресная школа. Мы сейчас планируем вступить во владение зданием рядом с церковью, благодаря чему воскресная школа расширится, и, дай Бог, в неё придёт ещё больше детей.

Отвечая на этот вопрос, хотелось бы обратиться к достаточно болезненно воспринимаемому мною событию. Дело в том, что, когда я учился в семинарии, одной из ярких личностей среди моих однокурсников был нынешний санкт-петербургский священник Глеб Грозовский. Он попал в очень тяжёлую ситуацию, его обвиняют в педофилии. Почему я об этом вспомнил? Когда ты молод и горишь желанием помочь ближним, важно, чтобы рядом оказался тот, кто смог бы направить тебя на этот путь. Для меня таким человеком стал Глеб Грозовский. Он возил нас, семинаристов, в детские колонии, где мы играли в футбол с заключёнными, приезжали к ним с чаепитиями. То, что сейчас делают наши студенты в рамках педагогической практики, мы делали добровольно, потому что нас вдохновлял энтузиазм нашего однокурсника.

Предъявляемые ему обвинения считаю совершенно неоправданными, поскольку деятельность этого священника свидетельствует совершенно об обратном — самоотверженном христианском служении. Поэтому я молюсь о том, чтобы отец Глеб перенёс испытания, выпавшие на его долю, а все обвинения были с него сняты.

IMG_8409_новый размер

— Расскажите, пожалуйста, о планах прихода в этом году.

— Как я уже сказал, основным является организация большой воскресной школы. Также мы продолжаем поддерживать инициативы, которые уже сложились при нашем храме: это и киноклуб, и литургические беседы, и общество трезвости.

— У Вас подрастает трое детей. Отцовская любовь строгая? Воспитание в основном лежит на Вас или больше на матушке Наталье?

— Я не склонен давать советы по воспитанию детей. Всё это можно почерпнуть во многих православных книгах данной тематики, кроме того, у каждой семьи свой личный опыт, и невозможно наложить какой-то единый шаблон на воспитание. Другое дело, что есть определённые требования, изложенные в Священном Писании и укоренённые в церковной практике: надо научить детей молитве, исполнению христианских заповедей. Как это удастся сделать — это уже особенности каждой семьи.

Насчёт строгости отцовской любви… В свете последних законов даже опасно рассказывать в газете о том, как своего ребёнка наказал. На мой взгляд, не только отцовская, но и материнская любовь всегда должна сопровождаться строгостью, при этом моментов, когда ты ласков со своими детьми, всегда будет больше.

Воспитанием занимаемся вместе с матушкой, оба стараемся уделять детям внимание, но вследствие моей занятости всё же на супругу в этом плане приходится больше обязанностей, по крайней мере, по отношению к младшей дочке.

2014-09-06 11-39-50_новый размер

— В завершение беседы хотелось бы вернуться к теме духовного образования и услышать небольшое пастырское наставление студентам Вятского духовного училища на новый учебный год.

— Мои пожелания будут очень просты. Духовное образование имеет две части — это знания и опыт. Получая знания, не забывайте о духовном опыте. Приобретая опыт, ни в коем случае не пренебрегайте знаниями. И то, и другое вам пригодится, станет надёжным основанием для дальнейшего церковного служения. Хорошо учитесь, надейтесь на Бога, а всё остальное устроится лучшим для спасения души образом.

Пресс-служба Вятской Епархии



Категории статей