Главная / Публикации / Археологические работы по обретению мощей прп. Матфея Яранского в 2015 г.

Публикации

« Назад

Археологические работы по обретению мощей прп. Матфея Яранского в 2015 г.  16.12.2016 14:35

Зимой 2015 г. епископ Яранский и Лузский Паисий обратился к Святейшему Патриарху Кириллу с прошением о благословении на проведение исследовательских археологических работ на месте погребения преподобного Матфея Яранского, с целью обретения его мощей. Работы Патриархом были благословлены, получены все прочие согласования и в августе 2015 г. экспедиция КОГАУК «НПЦ по охране ОКН Кировской области» под руководством автора приступила к работам на кладбище г. Яранска в районе часовни прп. Матфея.

Первоначально обследованию подвергся участок, расположенный восточнее часовни прп. Матфея Яранского и прилегающий к ее алтарной части. Ранее здесь располагалось сухое дерево, из которого, по словам местных жителей, сочилась вода, исцеляющая болезни. По мнению многих яраничей, именно здесь располагалась могила прп. Матфея Яранского. К моменту начала обследования здесь располагался поклонный крест, территория была частично покрыта асфальтом. На данном участке был заложен шурф № 1 размером 1х2 м, впоследствии ширина шурфа была увеличена до 1,7 м. В ходе осмотра поверхности перед началом прокопки были обнаружены несколько современных монет, очевидно, являющихся частью культа почитания прп. Матфея (Швецова). В ходе выборки шурфа найдено достаточно большое количество монет советского времени, что подтверждает их использование в качестве своеобразного дара за помощь в тех или иных делах. При этом самая ранняя монета, обнаруженная в шурфе, относится к 1952 г., самая поздняя - к 1985 г. Также в шурфе прослежены корни дерева, которое ранее росло на данном участке и являлось частью культа почитания отца Матфея.

В результате прокопки шурфа на глубине 1 м от уровня дневной поверхности зафиксировано могильное пятно, ориентированное по линии восток-запад. Ширина пятна составила около 1 м, заполнение представлено светло-серой супесью. При этом в шурфе оно прослеживалось не по всей длине. Для полного исследования могильной ямы была произведена прирезка шурфа к западу на 50 см, ширина шурфа при этом составила 1,5 м.

Кроме того, в процессе зачистки западной стенки шурфа обвалился кусок грунта, в результате чего обнажился участок кирпичной кладки. В ходе выборки прирезки к шурфу № 1, которая была расширена с 50 до 70 см для расчистки кладки по всей ширине, выявилась стена из кирпича дореволюционной выделки шириной 30 см и высотой 45 см. Южная часть расчищенной стены ориентирована по линии север-юг, северная часть поворачивает на северо-запад. Внешний край стены выполнен своеобразной лесенкой с выступанием нижележащего ряда кирпичей за линию вышележащего ряда. Также на повороте кирпичной стены выполнен декоративный выступ. Особенности оформления стены в совокупности с местом ее расположения позволяют с высокой долей вероятности соотнести ее с основанием ограды родовой усыпальницы купцов Беляевых, внутри которой и был погребен прп. Матфей Яранский. В частности, в шурфе № 1 прослежена внешняя часть северо-восточного угла основания ограды. При этом, по словам ряда местных жителей, разыскиваемое погребение находилось в другом, юго-восточном, углу ограды. На расстоянии нескольких сантиметров от кирпичной кладки зафиксирован край фундамента часовни.

При этом могильное пятно фиксируется под фундаментом основания ограды, вследствие чего оно является по отношению к ограде более ранним и не может являться могилой старца Матфея. Поэтому это могильное пятно было решено не вскрывать до момента обнаружения более вероятного места захоронения прп. Матфея Яранского.

Исследование шурфа № 1 показало, что погребение прп. Матфея Яранского, вероятнее всего, находится под часовней, ближе к ее юго-восточному углу. Часовня, при ее постройке, предположительно была вписана в границы ограды усыпальницы купцов. Для продолжения поисков захоронения внутри часовни был заложен шурф № 2  размерами 2,5х2 м. В ходе его выборки было обнаружено большое количество монет советского времени, основная часть которых концентрировалась в юго-восточном углу часовни. Их наличие подтверждает использование монет как части культа почитания старца Матфея. Самая ранняя монета относится к 1924 г., самая поздняя  - к 2012 г. Даты наиболее ранних монет соответствуют времени смерти и погребения преподобного - 1927 г.  

На глубине 110 см от уровня пола часовни в юго-восточном углу шурфа  (и часовни) обнаружен камень белого цвета без изображений, возможно, каким-то образом связанный с погребением прп. Матфея. В западной части шурфа на этом уровне фиксируются два прямоугольных кирпичных сооружения (одно из них частично разрушено) шириной 55 и 60 см, вытянутых по линии запад-восток. На том же уровне в южной стенке просматривается профиль еще одного такого сооружения. Основная часть данных сооружений уходит в западную и южную стенки. Высота центрального сооружения составляет 65 см, ниже кирпичной кладки фиксируется переотложенный слой. Высота северного сооружения - 85 см до дна шурфа, до своего дна оно не было расчищено. Данные объекты, очевидно, представляют собой надмогильные сооружения погребений купцов Беляевых. В ходе исследований было принято решение не вскрывать их.    

На уровне 200 см от уровня пола часовни были зафиксированы очертания двух могильных ям. В южном погребении, частично уходящем в южную и восточную стенку и, соответственно, под южную и восточную стены часовни, по контуру ямы четко просматривались доски гроба. Видимая длина этой могильной ямы составляет 1,75 м, видимая ширина - 30 см. Заполнение ямы представлено светло-серой супесью с включениями древесного тлена и глины. Могильная яма в центре шурфа частично уходит в восточную стенку, ее видимая длина составляет 1,6 м, ширина - 0,7 м. Ее заполнение представлено светло-серой супесью с включениями древесного тлена и глины. Было решено расчистить южное погребение, так как оно располагалось ближе к юго-восточному углу ограды усыпальницы купцов Беляевых, чем центральное. В ходе расчистки погребения выявилось, что крышка гроба сильно провалилась и находится существенно ниже верхней линии боковых досок гроба. После снятия крышки гроба и прирезки в южную стенку был расчищен костяк, который можно с уверенностью соотнести с останками прп. Матфея Яранского. В погребении хорошо сохранились монашеская мантия, погребальные крест и икона, епитрахиль, монашеские пояс и матерчатые четки. Голова погребенного была покрыта воздухом (воздух — большой матерчатый плат, которым покрывается чаша и дискос вместе) с прикрепленными к нему бумажными изображениями херувимов, тоже хорошо сохранившиеся. Также были найдены нательный и параманный кресты. В ногах зафиксированы остатки войлочной обуви. Длина костяка составила 1,4 м, что соответствует информации о небольшом росте преподобного. После фиксации костяка и его извлечения из гроба под головой погребенного была обнаружена монета номиналом 2 коп. 1926 г. Эта находка хорошо соотносится со временем смерти и погребения прп. Матфея Яранского – 1927 г. Помещение монет в гроб не является частью православного погребального обряда, однако часто встречается на территории Камско-Вятского междуречья в поздних удмуртских могильниках (Ципьинский [1] и Малиновский [2] могильники), могильниках расположенных в удмуртско-марийской контактной зоне (Атынский могильник [3]) и марийских погребальных памятниках [4]. В марийской погребальной обрядности известна традиция на уровне головы, справа от умершего, делать маленькое окошечко, в которое вставляют монету из белого металла (ранее из серебра). Монета в этом случае символизирует солнце, которого на том свете нет [5]. Учитывая расположение г. Яранска в зоне проживания марийского этноса, данный факт можно связать с традициями именно этого народа, представители которого могли принимать участие в погребении старца Матфея. Как справедливо отмечал В. А. Коршунков, в традиционной культуре Русского Севера священнослужители в глазах окружающих людей нередко представлялись носителями особого тайного «знания», могли совершать такое, что не под силу обычному человеку. И потому вызывали суеверное уважение, смешанное со страхом [6]. Соответственно, такой уникальный для Яранской округи человек, как Матфей Яранский, чудеса которого были известны еще при его жизни, не мог не вызывать определенного интереса и благоговения в том числе и в маловоцерковленных, а зачастую и с сильными языческими пережитками, кругах местного автохтонного населения. Вероятно, кто-то из этой категории людей и положил монету под голову покойного в знак уважения.

Говоря об обретении мощей прп. Матфея стоит отметить еще два момента. Во-первых, не смотря на отличную сохранность инвентаря погребения, сами кости почти полностью истлели (сохранился только череп и кисти рук). Связывать данное явление стоит не только с условиями почвы, в которую был погребен святой, но и с тем, что, согласно Житию, прп. Матфей «в употреблении же пищи соблюдал крайнее воздержание, принимая ее только для того, чтобы поддержать силы. И оттого в последние годы его часто беспокоили сильные боли в желудке» [7]. Вероятно, плохое состояние костей можно так же связывать и с недостатком кальция, вызванного регулярными постами. Во-вторых, среди яранских мирян и духовенства бытует множество историй о том, как советская власть в годы гонений на религию боролась с культом почитания прп. Матфея путем заливания его могилы бетоном, вываливания на нее навоза и т. п. Археологические раскопки 2015 г. показали, что данные утверждения не соотносятся с фактической стратиграфией шурфов полученной в ходе проведения работ и их, вероятно, следует относить к элементам местного фольклора.

Внутри ограды родовой усыпальницы купцов Беляевых не был более похоронен ни один монах, кроме Матфея (Швецова), что в совокупности с указанными элементами погребального инвентаря позволяет уверенно идентифицировать обнаруженный костяк с мощами прп. Матфея Яранского. Извлеченные мощи и облачение святого переданы представителям Яранской Епархии и в данный момент хранятся в Троицком соборе г. Яранска.

 Андрей Владимирович Егоров

Приложение

1. Семенов В. А. Ципьинский могильник XVII-XIX вв. // Погребальные памятники Прикамья. Ижевск, 1987. С. 94.

2.  Шапран И. Г. Малиновский могильник XVI–XVII вв. // Погребальные памятники Прикамья. Ижевск, 1987. С. 116.

3.  Наговицын Л. А., Шутова Н. И. Атынский могильник XVII–XVIII вв. // Погребальные памятники Прикамья. Ижевск, 1987. С. 128.

4.  Шапран И. Г., Сенникова Л. А. Вятские марийцы в XVI–XVIII вв. (по материалам Кадочниковского могильника). Ижевск, 2014. С. 196-197.

5.  Яфаева Г. М. Похоронно-погребальная обрядность прибельской группы восточных марийцев // Вестник ЧелГУ. № 12 (341). Челябинск, 2014. С. 10.

6.  Коршунков В. А. Поп, скоморох, колдун, печник: обладатели сакрального статуса в традиционной культуре Русского Севера // Герценка. Вып. 3. Киров, 2002. С. 93.

7.  Преподобный Матфей Яранский, чудотворец. К 15-летию прославления старца [электронный ресурс]. URL: http://www.pravoslavie.ru/57635.html. Доступ свободный.



Категории статей