Главная / Об училище / История

История

История Вятского духовного училища и Вятской духовной семинарии.

Кустова Е.В., кандидат исторических наук, преподаватель Вятского духовного училища.

Начало духовному образованию на Вятке было положено еп. Алексием (Титовым). Еще в 1720-е гг. при Архиерейском доме появилась первая школа для детей духовенства. Правда обучала она в традициях домашнего образования - на основании Псалтыри и Часослова.

Подобная система не соответствовала указам Петра I о духовном образовании. Поэтому в 1735 г. в г. Хлынове еп. Лаврентием (Горкой) была основана славяно-латинская школа. Не умеющие читать и писать учились в школе "русского диалекта", а грамотные - в шести классах "латинского диалекта".

13_lavrenty

Епископ Лаврентий (Горка)

В первых четырех классах (аналогии, инфиме, грамматике и синтаксиме) подробно изучали латинский язык, занимались переводами. В старших классах поэзии и риторики писали стихи, сочинения на русском и латыни, а также учились составлять проповеди. Вятский архиерей создал при школе общежитие, библиотеку, для которой пожертвовал книги на разных языках из собственного собрания, добился обеспечения школы со стороны вятских монастырей, пригласил учителей из Киевской духовной академии - Михаила Финицкого и Василия Лещинского. Школьники из бедных семей находились на полном содержании: им выдались пища, одежда, книги, канцелярские принадлежности. Располагалась школа в помещениях при Архиерейском доме.

В первый год обучения приставами и россыльщиками было доставлено 400 человек в возрасте от 7 до 25 лет, причем некоторых приводили в колодках под конвоем. Однако появление школы и ведение обязательного обучения в ней детей священно-церковно-служителей вызвали широкое недовольство. Это было связано, в частности, с тем, что в основе преподавания лежала латынь, которая невольно связывалась с католичеством и в которой будущий священник не видел никакого практического смысла. При этом предметы, необходимые духовным пастырям, в школе долгое время не преподавались.

Возмущение росло, и в 1736 г. здание школы было разгромлено недовольными хлыновцами. Учителя и ученики после этого разбежались, а еп. Лаврентий (Горка) сильно заболел и через год скончался.

Возрождение школы было связано с именем прибывшего на Вятку в 1739 г. еп. Вениамина (Сахновского), который сумел собрать новый учительский коллектив и принял действенные меры против укрывательства школьников.

В 1744 г. школа переместилась в Успенский Трифонов монастырь.

В 1752 г. после страшного пожара обучение в школе прекратилось. Вновь ее возродил в 1758 г. еп. Варфоломей (Любарский), преобразовав ее в духовную семинарию. Для семинарской библиотеки им были выписаны из заграницы лучшие церковные и классические писатели.

Долгое время семинария давала неполное образование, поэтому для познания "высших наук" талантливым студентам приходилось ехать в Киевскую или Московскую духовные академии. Только в 1764 г. было введено изучение богословия, а с 1774 г. - философии.

В дальнейшем курс наук продолжал расширяться, в том числе и за счет введения светских дисциплин. Так, с 1780-х гг. начинают преподаваться греческий и еврейский языки, всеобщая история, рисование, право ("изучение правил об обязанностях человека и гражданина"), алгебра с геометрией. В начале XIX в. появились французский и немецкий языки, медицина, церковная архитектура.

На протяжении нескольких десятилетий школа испытывала большие трудности с преподавателями, материальным обеспечением, учебными программами, а также с помещениями. Только в 1795 г. семинария обрела собственные стены. Вятский владыка Лаврентий (Баранович) пожертвовал для нее свою Филимоновскую загородную дачу.

Архиерейская даче в цвете

Для семинарии были выстроены два обширных каменных корпуса. Помимо учебных классов здесь также располагалась церковь во имя Двенадцати святых Апостолов. Уникальный архитектурный ансамбль сохранился до наших дней. В советское время там размещался филиал Сызранского авиационного училища. На период переезда на новое место в семинарии обучалось около 700 человек.

Всеми делами в семинарии ведало семинарское правление в составе ректора (до 1868 г. ими являлись архимандриты Успенского Трифонова монастыря), префекта, отвечавшего за финансовые, хозяйственные вопросы и дисциплину, и его помощника - суперинтенданта. Впоследствии помощниками ректора стали инспектор и эконом.

Предметы в низших классах преподавались по учебникам народных училищ, а на старших курсах - по учебникам Троицкой семинарии, Московской и Казанской Духовных академий. Некоторые преподаватели составляли свои учебные пособия. Например, "Руководство к Оратории Российской" Авраамия Серебренникова было принято для преподавания во всех семинариях России.

По указу 1808 г. полный шестилетний курс семинарии состоял из трех двухгодичных курсов: риторики, философии, богословия. Здесь преподавались словесность, история Церкви, христианская археология, светская история, география, математика, физика, философия, Священное Писание, герменевтика, догматическое, нравственное и пастырское богословие, пасхалия. Изучение латинского, греческого и древнееврейского языков было обязательным, немецкого и французского - факультативным.

В 1818 г. в результате реформы духовного образования низшие четыре класса семинарии были преобразованы в Вятское духовное училище.

Духовное училище

Учебный план уездных духовных училищ включал следующие дисциплины: грамматику, арифметику, подробный катехизис, историю и географию в сжатом изложении, церковный устав, начатки классических языков и церковное пение. В приходских школах, готовивших учеников в уездные училища, учили чтению, письму, каллиграфии, четырем арифметическим действиям, началам русской грамматики, краткому катехизису и церковному пению.

По уставу 1867 г. в Вятское духовное училище стали принимать желающих всех сословий, по окончании, которого они имели право поступать в светские учебные заведения. Программа включала в себя библейскую историю, катехизис, богослужение, церковный устав, русский, церковнославянский, латинский и греческий языки, арифметику, географию, каллиграфию, церковное пение.

К моменту поступления в Вятское духовное училище ребенок должен был уметь писать, читать, считать, знать основные молитвы, основы Закона Божьего. Для выявления знаний проводились вступительные экзамены. В училище обучалось более 300 учеников. Во главе училища стоял смотритель. За поведением следили надзиратели, выпускники вятской семинарии, которые докладывали о тех, кого следовало наказать. Однако система воспитания тогда отсутствовала.

бляха ВДС

Бляха ремня студента Вятской Духовной семинарии

Вставали в 7 утра, шли на молитву, завтракали, потом до 14.00 были занятия. После обеда до 16.00 было свободное время, в 16.00 - чай, с 16.30 до 20.00 - вечерние занятия - подготовка к урокам в присутствии надзирателя. В 21.00 - вечерняя молитва. В день проводилось по 4 занятия, каждое продолжалось 1 ч. 15 м. Из 88 уроков в месяц 22 составляла латынь, 18 - греческий.

Наказаниями служили снижение балла по поведению, "голодный стол", редко -карцер. "Голодный стол" заключался в том, что ученика садили за стол, на котором лежал кусок хлеба и стакан воды. "Карцер" находился в коморке, где хранились керосиновые лампы. Сидели обычно несколько часов.

Если возвратиться к духовной семинарии, то вместе с появлением училища в 1818 г. ее курс стал шестилетним. Все преподаватели назначались только с высшим богословским образованием. Сюда стали поступать юноши 14 лет, закончившие духовное училище. Получившим домашнее образование, приходилось сдавать вступительные экзамены. Программа 6 классов включала в себя: токование св. Писания, общая и русская церковная история, догматика, этика, практическое богословие, гомилетика, литургику, русскую литературу и историю литературы, светскую историю, математику, физику и основы космографии, философию, куда входила и педагогика, языки: латынь, греческий, французский, немецкий, церковное пение.

По окончании семинарии трое лучших учеников направлялись в Казанскую духовную академию. Остальные студенты, желающие принять сан, должны были жениться. Их супругами обычно становились выпускницы епархиального женского училища. После женитьбы студенты рукополагались в диаконов, а позднее в священников.

фото0200

Выпскная фотография епархиального женского училища

В январе 1819 г. в семинарии случился пожар, уничтоживший южный корпус. Постепенно здания были восстановлены. В 1827 г. в семинарии по проекту архитектора И. Д. Дюссар де Невиля был выстроен западный корпус семинарии, в котором расположились семинарская поварня и столовая. Был обновлен иконостас семинарского храма.

В 1867 г. был принят новый устав семинарий, на который Вятская семинария перешла в 1871 г. Из программы исключались медицина, сельскохозяйственные науки. Численность учеников в классе была ограничена 50-55 человеками. Был введен запрет на телесные наказания, стояние на ногах во время урока, земные поклоны, стояние на коленях во время утреннего и вечернего правила. Разрешено было принимать в семинарию детей всех сословий. Выпускникам семинарии разрешалось поступать в светские учебные заведения. В результате в 1868 г. из 120 выпускников поступило: 3 - в духовную академию, 9 - в университеты, 81 - на священнослужительскую вакансию, 2 - в народные училища, 15 - на учительскую должность, 1 - на должность земского начальника, 5 - стали врачами, 1 - в архиерейский дом, 9 - в гражданское ведомство, 6 - в военное.

Реформа имела неоднозначные последствия. С одной стороны, она повысила уровень общего образования и позволила выпускникам семинарии найти себя в светской жизни. Они сделали этот выбор сознательно, т.к. не ощущали в себе призвания и духовной силы к пастырскому служению. С другой стороны, отток подготовленной молодежи из церковного сословия был настолько велик, что стала ощущаться нехватка духовенства. Церковь готовила образованных учеников, вкладывала в них средства, но многие из них, причем нередко наиболее талантливые и успешные, не возвращали своим трудом этого вклада в Церковь.

В период правления Александра III, когда обер-прокурором Синода стал К. П. Победоносцев, был подготовлен новый Устав семинарий 1884 г. Он предполагал отмену автономии семинарий, выборность ректора и инспектора. Была введена должность духовника семинарии. Сокращались предметы общего плана (математика, философия), восстанавливалось усиленное изучение древних языков. Но главное - Устав запрещал семинаристам после семинарии поступать в светские высшие учебные заведения. 20 лет свободы в выборе жизненного пути выпускниками семинарии успели укорениться в сознании учеников как их неотъемлемое право, которого они лишились. Поэтому в результате этого запрета стали появляться критически настроенные семинаристы, которые не хотели служить на церковном поприще. В семинарии возникла почва для взрыва. Бунтовские настроения достигли особого размаха в 1887 г., когда планировалось провести демонстрацию антиправительственного характера. Учениками вплотную занялась полиция.

Много сделал для успокоения семинаристов ректор прот. Петр Смирнов, прибывший в Вятку в 1891 г. Имея богатый педагогический опыт, обладая незаурядным педагогическим талантом, он много заботился о религиозно-нравственном воспитании семинаристов. Ректор посещал занятия, встречался с учениками во внеурочное время, беседовал, давал наставления, вникал в их нужды, помогал бедным ученикам. При всей строгости, он не раз вступался за провинившихся учеников, не боясь оказать им доверие.

К началу ХХ в. семинария давала прочные систематические знания по основным наукам. Выпускники семинарии не уступали тем, кто окончил гимназию.

Однако возникла проблема иного рода: Церковь нуждалась в подготовке образованных пастырей, которые имели бы не только солидный запас богословских знаний, но и любовь к пастырскому служению. Основное внимание в семинарии уделялось Св. Писанию, основному и догматическому богословию, в то время как предметы, связанные с практикой пастырского служения: пастырское богословие, литургика, гомилетика - уступали. Не придавалось должного значения организации богослужений в семинарском храме ап. Иоанна Богослова. Наибольший же провал ощущался в постановке воспитательной работы. Воспитанием семинаристов, которых было около 400, занимались 2-3 надзирателя, обычно назначаемые из бывших семинаристов и не имевших таланта преподавания. Воспитание сводилось, как правило, к надзору и дисциплинарным взысканиям. Не было живого и постоянного общения с учащимися, передачи им здоровых взглядов и убеждений, живой веры. Не случайно, что эта система оказалась неспособна противостоять революционным настроениям начала ХХ в.

Вятская Духовная семинария не избежала тех недостатков, которые проявились во всей системе духовного образования России в XIX в. и, особенно, в начале ХХ в., и многие семинаристы в годы Первой русской революции оказались вовлечены в революционное движение.

фото0198

Выпускная фотография 1901 года

Тем не менее, с началом Первой мировой войны семинаристы, отзываясь на призыв страны, всем сердцем были готовы послужить своему Отечеству. О том, с каким настроением уходили на войну семинаристы-добровольцы, свидетельствует письмо одного из них, Константина Евдокимова, который вскоре погиб:

"Здравствуйте…! Сообщаю вам новость: я - доброволец и не сегодня-завтра одену шинель. А потом недели через 2-3 на театр военных действий. Причины: все, так или иначе, принимают участие в мировой войне - кто материально, кто личным трудом. Денег не много у меня, чтобы моя жертва была достаточна. Вот и решил я принять личное участие… Товарищи отказались от завтрака на все время войны и решили деньги за первый месяц употребить на обмундировку нас добровольцев… Купят для нас теплую и непромокаемую одежду. Воодушевление среди семинаристов большое: жертвуют всем, чем могут - бельем, верхней одеждой, чаем, сахаром, книгами".

Революция 1917 г. кардинальным образом изменила отношение власти и Церкви. В 1918 г. семинария, наряду с другими духовными заведениями Вятской епархии, была закрыта.

семинария 1916

Выпускная фотография 1916 года

Вятская духовная школа возродилась только в марте 1991 г. В то время она была призвана решить острый каровый кризис. Вятскому духовному училищу удалось в короткие сроки подготовить священнослужителей для открывающихся в епархии храмов. В настоящее время перед училищам стоят новые задачи, в частности, по его преобразованию в духовную семинарию, улучшению материальной базы и повышению качества образования.

Несмотря на многие сложные периоды в своей истории, Вятская духовная школа сумела взрастить достойных выпускников, которые своей жизнью послужили Церкви и Отечеству. Среди них сщмч. Александр (Трапицын), архиепископ Самарский, сщмч. Михаил Тихоницкий и его сыновья митрополит Владимир, возглавлявший Западно-Европейский Экзархат, и архиепископ Вениамин Тихоницкий, которому пришлось поднимать из руин разгромленную в 30-е гг. ХХ в. епархию; сщмч. Мефодий Красноперов, еп. Петропавловский, сщмч. Александр и Василий Агафонниковы, митр. Палладий (Шерстенников), еп. Вениамин (Милов), архиепископы Пахомий и Аверкий (Кедровы), прот. Александр Дернов, возглавлявший придворное духовенство и бывший духовником некоторых членов Императорской семьи и многие другие.

Вятская семинария выпустила также и тех, кто принес известность отечественной науке: юрист К. А. Неволин, этнограф А. Г. Бессонов, геолог П. И. Кротов, ученый-медик К. И. Щепин, академик медицины Н. В. Вершинин и другие. В своей речи на панихиде по П. И. Кротову один из его коллег сказал: "В XIX столетии университетская наука в России из рук культивировавших ее немцев перешла к русским профессорам, в значительном числе из питомцев духовной школы… П. И. Кротов прошел Вятскую Духовную семинарию и вынес из нее замечательную трудоспособность, которой отличался до конца жизни… Вот такие-то питомцы духовной школы, сочетавшие талант и любовь к работе, и создали славу русской науке".

Выпускники училища и семинарии потрудились и в области культуры. Среди них можно назвать Е. И. Кострова, первого переводчика на русский язык Гомера, и братьев-художников В. М. и А. М. Васнецовых.